О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Работа добробата

Ольга Решетилова, 11.05.2017
Реклама

89334

Виктор Чалаван был одним из тех, кому в 2014-15 годах довелось "вталкивать" в организационные и юридические формы спонтанно возникшее в Украине добровольческое движение. Он возглавил Департамент организации деятельности подразделений милиции особого назначения (добровольческих батальонов, или добробатов). Всего таких подразделений в составе МВД было сформировано 37, по состоянию на февраль 2016 года в них воевало 6700 человек. Сегодня осталось 22 батальона, службу в которых проходят 4100 сотрудников.

Сейчас Виктор Чалаван уже во второй раз назначен советником главы Национальной полиции. В ноябре 2016-го его с этой должности уволила Хатия Деканоидзе, причем приказ был подписан задним числом. После отставки Деканоидзе Чалаван вернулся на свою должность и курирует в Нацполиции вопросы АТО.

Мы начинаем разговор с событий 9 мая в Киеве, Днепре, Запорожье, где полиция очень жестко избивала и часто безосновательно задерживала проукраинских активистов.

- Полиция, красующаяся с шевронами и неуставными беретами якобы расформированного "Беркута" и совместно с титушками избивающая проукраинских активистов, участников АТО, - это что, окончательный провал реформы полиции или государственная политика, направленная на устрашение радикально настроенных активных граждан?

- Как гражданин Украины, непосредственный участник антитеррористической операции и первый руководитель департамента милиции особого назначения МВД Украины, я считаю, что символика бывшего "Беркута", а также любые упоминания о нем должны быть приравнены к колорадским ленточкам и другой российской символике и законодате��ьно запрещены в Украине. Я считаю, что так называемую корпоративную культуру "Беркута", которая проявляется в проломленных черепах и избиении гражданских лиц, нужно переводить в плоскость тюремных сроков для ее носителей.

Что касается реформы полиции, то она, как и реформирование государства и общества в целом, продвигается тяжело, с неудачами, провалами и откатами назад. Но новое всегда нелегко приходит на смену старому, и этот путь не может быть пройден без потерь и ошибок. Безусловно, подобного рода действия полиции - это позор для государства, имеющий конкретные проявления в виде фамилий, имен и должностей. Думаю, что руководство МВД и Национальной полиции найдет в себе мужество и принципиальность расследовать эти случаи и наказать виновных. Наказать так, чтобы другим неповадно было. Но такие безобразия не могут быть и не будут политикой нашего государства.

- В январе МВД с пафосом представило книгу "Добробаты", соавтором которой вы являетесь. Многие в Украине расценили это как подведение черты и конец эпохи добровольческого движения.

- Добровольческое движение в нашей стране - процесс постоянный. И добровольцы, и волонтеры как элемент гражданского общества были и будут. В 2014 году, когда над Украиной нависла угроза большой войны и мы столкнулись с вторжением регулярных российских войск на украинскую территорию, добровольческие батальоны фактически спасли страну. Мы приняли удар на себя, выиграли время и дали возможность армии нарастить силы до того минимального уровня, при котором она смогла эффективно сдерживать российскую агрессию.

Всего существовало четыре вида добровольческих формирований. Это добровольческие батальоны МВД - подразделения милиции особого назначения. Я имел честь их формировать и быть их первым командиром. В новом законе "О полиции" они называются полицией особого назначения. Второй вид добровольцев - это резервные батальоны Национальной гвардии. В разное время их было четыре - первый батальон Нацгвардии, батальон им. Кульчицкого, батальон "Донбасс" и батальон "Азов". В Министерстве обороны из добровольцев были созданы батальоны территориальной обороны. Теперь все они влились в регулярные бригады Вооруженных сил Украины. И четвертый вид - это те добровольцы, которые не "заходили" в государственные вооруженные формирования. Я имею в виду ребят из "Правого сектора", Добровольческой украинской армии, батальона ОУН, чеченских батальонов имени шейха Мансура и Джохара Дудаева. Впрочем, часть чеченцев служит в подразделениях полиции особого назначения: в частности, Амина Окуева, координатор чеченского добровольческого движения в Украине, была лейтенантом полиции и буквально недавно уволилась по собственному желанию.

89335

- Одно из требований Минских соглашений - вывод украинских добровольцев из зоны АТО. Украина пошла на этот шаг. И многие считают, что государство очень жестко обошлось с добровольцами, вспомнить хотя бы, как грубо в 2014-2015 годах выдворяли "Правый сектор" из АТО. Как вы себя чувствовали в этой ситуации, когда приходилось выгонять с поля боя тех, кого вы же и позвали? Вы ломали добробаты через колено?

- Мне не приходилось никого ломать через колено. У меня изначально сложились хорошие рабочие отношения с командирами всех подразделений. Я с ними воевал плечом к плечу, излазил вместе с ними все 586 км фронта (за исключением Донецкого аэропорта, потому что там не было моих подразделений). Мы, как дисциплинированные сотрудники милиции, выполнили приказ о том, что подразделения милиции особого назначения снимаются с "первой линии". Хотя сегодня некоторые подразделения вернулись на "нулевые" посты. Есть действующий приказ министра внутренних дел Украины, датированный еще 2014 годом, о том, что если на линии соприкосновения находится населенный пункт и в этом населенном пункте есть хотя бы один гражданский житель, то подразделения полиции там должны быть.

- По вашим словам, процесс переформатирования добровольческого движения прошел дисциплинированно и просто. Но со стороны он не выглядел безболезненным. Я знаю множество добровольцев из спецбатальонов милиции, которые отвоевали лето 2014 года, прошли Иловайск и хотели бы воевать дальше, но были не согласны с объединением в полки, в которых смешивались добровольцы-майдановцы и бывшие беркутовцы и вэвэшники. Они ушли.

- Я, возможно, сейчас буду говорить жестко, но это важно. В силовых структурах существует понятие дисциплины. К счастью, у нас командиров не избирают и избирать не будут. Я сам, будучи руководителем департамента милиции особого назначения, избавлялся от таких чубатых, бородатых крикунов, предлагавших коллективно обсуждать, голосовать и оценивать мои управленческие решения либо решения своих командиров. Причем не имея для этого мало-мальского военного образования и опыта. Это не первая моя война, и нигде на войнах, если государство хочет победить, командиров не избирают. Их назначают! Нравится это или не нравится - мы насильно никого не держим.

"НА ВСЕХ ВОЙНАХ ЕСТЬ СВОИ "ТОРНАДО""

- В Украине появились незаконные военизированные формирования, которые используют "бренды" известных добробатов, но при этом были замечены в обслуживании интересов разных бизнес- и политических структур. Учитывая массовое распространение нелегального оружия в стране, создание таких "частных армий" может привести к непредсказуемым последствиям.

- Такая угроза действительно существует. Но она заключается в том, что Российская Федерация пытается противопоставить активных членов украинского гражданского общества официальной власти Украины. Да, наша власть безусловно не идеальна. Имеют место и коррупция, и неэффективное управление. Но это наша украинская власть, и она легитимна. В истории Украины много раз было, когда батьки-атаманы, руководствуясь благими намерениями, свергали легитимную власть и начиналась так называемая вольница. В результате таких вольниц мы теряли государственность. И Черная рада в XVII веке, и народные атаманы 1917-22 годов, которые не смогли идею свою отстоять и пассионарных, идущих за ними людей погубили зря. В итоге к власти всегда приходит кто-то третий - циничный и жестокий, уничтожающий в первую очередь тех, кто ему помогал победить. Судьба Нестора Ивановича Махно, кавалера ордена Красного знамени №4, очень показательна. Махно помог красным додавить остатки белого движения в Крыму. В мае 1921 года официально завершилась Гражданская война и буквально через полгода Красная армия переориентировалась на борьбу с отрядами Махно.

Это может случиться и сейчас. Слишком много горячих голов, слишком много людей не в состоянии просчитывать последствия своих шагов и, будучи мотивированы по большей части позитивно, видят воплощение своих идей не через институты государства и парламентской демократии, а с помощью "товарища Маузера". Ни к чему хорошему это не приведет. Кремль только и ждет этого, чтобы провести на Украине еще одну "миротворческую операцию".

89332

- Обществу трудно разобраться. У него сентиментальное отношение к добровольцам, но добровольцами себя называют часто не те, кто по-настоящему воевал, а откровенный криминалитет.

- Все острые темы нужно обсуждать. При этом слушать и слышать друг друга. Возможно, даже эт�� интервью сдержит кого-то из горячих голов. Меня лично знают несколько тысяч парней, которые прошли АТО и сейчас живут во всех регионах Украины. Мы контактируем, переписываемся, обмениваемся мнениями. Необходимо подчеркнуть, что в добровольческие подразделения шли разные люди, в том числе имевшие проблемы с законом, склонные к асоциальному поведению. Среди добровольцев их было абсолютное меньшинство - нельзя говорить, что добробаты состояли сплошь из криминалитета. Уголовники, примазавшиеся к добробатам, не шли на фронт воевать, они осознанно шли грабить и убивать. Но ни в коем случае нельзя стричь под одну гребенку тех, у кого судимости сняты и погашены и кто честно защищает свою страну, и реальных уголовников. К счастью, у нас не времена Сталина и никто кровью не смывает свою вину. Хотя есть и бойцы бывшего "Беркута", и милиционеры, работавшие в милиции до революции Достоинства, которые с оружием в руках защищают Украину! Кто может взять на себя право навешивать на них ярлыки и говорить, что они предатели? Кто этот моральный авторитет? Мы таких не знаем.

- Вы по собственному желанию ушли с должности руководителя департамента организации деятельности милиции особого назначения. Почему?

- Это было связано с моей позицией по роте "Торнадо" (часть бойцов добровольческой роты обвиняется в массовых жестоких преступлениях на территории Луганской области. - Ред.). Когда в июне 2015 года в Северодонецк приехала комиссия МВД во главе с заместителем министра генералом Сергеем Яровым, этими господами абсолютно серьезно планировался штурм места расположения "Торнадо" с привлечением для этого спецназа Нацгвардии и сил территориальной милиции. Я заявил им, что не допущу никакого штурма. На вопрос "кто я такой, чтобы перечить генералам, у которых все полномочия?" я ответил, что прямо сейчас позвоню в бюро CNN и в прямом эфире дам интервью о готовящемся штурме расположения "Торнадо". "Я не позволю, чтобы одни патриоты Украины убивали других патриотов Украины под носом у российской армии", - сказал я тогда. После этого я проинформировал министра о своей принципиальной позиции, подал в отставку с должности, что является вполне нормальной для европейских государств практикой, и министр, спасибо ему, принял мою отставку с должности начальника департамента.

Я хочу подчеркнуть, что не все торнадовцы негодяи, в этом коллективе было много порядочных ребят и девчонок, с которыми я до сих пор поддерживаю отношения. Что касается темного пятна "Торнадо" на славном знамени добробатов, то это война. На войне и не такое бывает. Война - это сфера отношений, где проявляются не только великие черты человека, но и низменные. Увы, на всех войнах существуют свои "Торнадо".

В 2008 году, когда я работал в администрации президента Ющенко, во время нашего визита в Косово мне довелось познакомиться с Хашимом Тачи, он тогда был премьер-министром вновь созданного государства Косово. Он же в свое время был полковником армии освобождения Косово. Он рассказывал, что на заре независимости Косово, когда сербы были побеждены, легитимная косовская власть столкнулась с огромной проблемой - это никем не контролируемые уголовные банды, которые под зонтиком позитивных брендов Армии освобождения Косово и местных "добробатов" занимались торговлей людьми, оружием, контрабандой топлива и еще многими незаконными вещами. И только спустя какое-то время, разложив эти незаконные формирования классическими полицейскими методами и разгромив методами военными, косоварам удалось взять ситуацию под контроль. Незаконные военизированные формирования сопровождают все вооруженные конфликты в истории человечества.

89333

"ПРИДЕТ ВРЕМЯ, И ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА РФ БУДУТ ОТВЕЧАТЬ"

- В промежуточном отчете комиссии по расследованию трагических событий под Иловайском говорится, что операцию по штурму Иловайска якобы сорвали добробаты. "Шахтерск" и "Днепр" не выполнили команду и покинули позиции. Один из выводов комиссии - подразделения МВД, хоть и входили в силы АТО, не были подконтрольны командованию АТО.

- Как военный эксперт и непосредственный участник событий, я очень скептически отношусь к выводам этой комиссии. Кстати, комиссией я даже не был опрошен как тогдашний руководитель подразделений милиции особого назначения. В то же время в рамках уголовного производства, открытого по Иловайску Главной военной прокуратурой Украины, есть мои довольно обстоятельные свидетельские показания. Официальн�� заявляю всем небезразличным гражданам Украины, что ни сил "Азова", ни "Шахтерска", даже если бы они стопроцентным составом вместе с волонтерами прибыли под Иловайск и попытались деблокировать окруженных там наших ребят, не хватило бы для проведения такой операции. Утром 10 августа 2014 года мы вошли в боевое соприкосновение и последующий огневой контакт с хорошо укрепленной системой обороны противника, опирающейся на заранее подготовленные долговременные огневы�� сооружения, с соответствующей системой огня и минно-взрывных заграждений на ближних подступах к Иловайску с южной и юго-восточной стороны. Наши подразделения туда вошли по приказу командования АТО, поскольку все батальоны МВД в июне-августе 2014-го были переданы силам и средствам антитеррористической операции, что подтверждается соответствующими документами.

- Командир расформированного батальона "Шахтерск" Андрей Филоненко ранее неоднократно заявлял, что иловайская операция началась в кабинете Геннадия Корбана (на тот момент заместителя главы Днепропетровской областной госадминистрации, правой руки олигарха Игоря Коломойского. - Ред.). И вы не можете отрицать, что Корбан с Коломойским имели влияние на формирование добровольческих батальонов и, соответственно, на их действия...

- Коломойский и Корбан имели отношение к формированию только одного подразделения - "Днепр-1". Спасибо им за это, но на этом точка.

- Но они предоставляли базы, материальное обеспечение.

- Да, Игорь Коломойский и Геннадий Корбан - настоящие патриоты Украины, которые очень много сделали для сохранения украинского государства. Во многом Днепропетровская область не была потеряна благодаря усилиям Коломойского и Корбана. Но говорить, что идея иловайской операции родилась в кабинете Корбана, неправильно. На тот момент был командир - руководитель соответствующего сектора АТО генерал-лейтенант Руслан Хомчак, там находились должностные лица МВД, в том числе генерал-лейтенант Сергей Яровой. На их решения ни Корбан, ни Коломойский никакого влияния не имели и в принципе иметь не могли.

- Вы уже упомянули, что лето и осень 2014 года провели в секторах "А" и "С". Этот период, кроме активных боевых действий, был ознаменован еще и очень сложной криминогенной обстановкой. В населенных пунктах практически отсутствовали представители правоохранительных органов и местная власть. Насколько задокументированы преступления того времени и можем ли мы рассчитывать, что хотя бы какая-то часть из них будет расследована?

- Между оперативной информацией и доказательной базой в юриспруденции существует глубокая пропасть. Кроме того, не все люди обратились в правоохранительные органы с заявлениями о совершенных преступлениях. Безусловно, нам известно далеко не все. Но мы эту работу ведем. Даже в тех условиях конца лета - начала осени 2014 года мы, насколько это возможно, пытались документировать факты преступлений, совершавшихся против граждан Украины как со стороны российских военных, наемников, так и со стороны наших доморощенных преступников. Так же как документировали тогда и документируем сейчас факты обстрелов наших территорий со стороны оккупантов. Фиксируем, опрашиваем свидетелей и потерпевших, фотографируем последствия, неразорвавшиеся мины и снаряды.

Например, упал реактивный снаряд от "Смерча" или "Града", но не разорвался. Торчит из земли его болванка. Эта болванка имеет маркировку - серию и номер. Мы вносим в Единый реестр досудебных расследований соответствующие данные с правовой квалификацией "убийство" (ст. 115 Уголовного кодекса Украины). Придет время, и должностные лица Российской Федерации и их наемники будут за это отвечать. Мы очень эффективно устанавливаем личности кадровых российских военнослужащих, сотрудников их военной разведки, ФСБ, других должностных лиц России, принимающих непосредственное участие в "освобождении украинских граждан" от жизни, здоровья, прав и имущества.

В 1947 году МГБ СССР составило исчерпывающий список нацистских преступников и их пособников, повинных в гибели и массовых казнях мирных жителей и пленных военнослужащих. Розыск этих людей продолжался органами государственной безопасности свыше сорока лет, до 1989 года. Преступления против человечности не имеют срока давности! Когда бы к нам в полицию люди ни пришли с заявлениями о фактах подобных преступлений, мы внесем их в ЕРДР и начнем расследование.

"БЛОКАДА СДВИНУЛА СИТУАЦИЮ С МЕРТВОЙ ТОЧКИ"

- Еще одна проблема, возникшая в связи с вооруженным конфликтом в Донбассе, - так называемый "атошный контрабас". По сути это не кон��рабанда, а незаконное перемещение товаров через линию разграничения. Тем не менее это стало дополнительным и очень серьезным фактором напряжения в зоне АТО. На ваш взгляд, нужно ли блокировать товарооборот с оккупированными территориями и не приносит ли блокада больше вреда, чем пользы самой Украине?

- Война имеет два измерения - кровавое и материальное. Непринципиальность на экономическом фронте гибридной войны с Россией, торговля с противником, фактическое финансирование врага, ежедневно убивающего наших воинов и мирных граждан, является очень сильным демотивирующим фактором. Кто сказал, что Украина не может обойтись без кровавого угля Рината Ахметова (украинский олигарх, до начала конфликта контролировавший большую часть топливно-энергетического комплекса страны, в том числе угольные шахты. - Ред.)?

- Но речь ведь идет не только об угле. Мы говорим и о продуктах питания, например. А в этой "контрабанде" принимали и, возможно, принимают участие и сами военнослужащие. Тут воюют, а тут сопровождают фуры с продуктами.

- Если такие случаи и встречаются, то они не носят массовый характер и жестко пресекаются командованием. Но чаще обвинения в так называемой контрабанде используются для сведения счетов. Например, всем известны безосновательные обвинения в адрес командира героической бригады, в 2014-15 годах защищавшей 55 км линии фронта на Луганщине, Виктора Николюка. На награжденных боевыми наградами комбрига, его солдат и офицеров заводились разные уголовные производства, их публично обвиняли в страшных грехах, но вот только доказать и подтвердить огульные заявления конкретными фактами никто не смог. Считаю, что безосновательные обвинения наших военнослужащих, защищающих страну в зоне АТО, в контрабанде и других грехах – это тоже инструмент гибридной войны Росси протии Украины.

У Украины есть возможность решить эту проблему. На основе решения Совета национальной безопасности и обороны Украины, внесенного президентом, мы заблокировали экономические отношения с временно оккупированными территориями. Шаг правильный. Но мы не блокировали гуманитарную составляющую отношений с этими территориями. Украинские пенс��онеры в ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей. - Ред.) продолжают получать украинские пенсии, многие приезжают на подконтрольную территорию для закупок товаров, продуктов, получения социальных выплат. Мы, украинское государство, считаем, что нельзя этим людям усложнять и без того тяжелую жизнь в оккупации. Для Российской Федерации эти люди просто разменная монета. Выражаясь кремлевской терминологией - пешки в большой игре. Существует хорошая инициатива губернаторов Донецкой и Луганской областей Украины по созданию вблизи линии разграничения логистических центров, по факту - рыночных площадок, где люди с временно оккупированных территорий смогут приобрести по неспекулятивным ценам продукты питания и товары первой необходимости. Но есть проблема. Такие центры размещаются в зоне досягаемости артиллерийского и минометного огня противника, находящихся на территории Украины частей российских вооруженных сил и их наемников, которые, как это неоднократно показали события последних трех лет, невзирая на нормы международного гуманитарного права и права войны, не говоря уже об элементарных человеческой совести и порядочности, обстреливают сугубо гражданские мирные объекты и жилые районы из артиллерийского вооружения.

- Выходит, вы были на стороне блокадников, устанавливавших в зоне АТО редуты, которые потом силой сносила полиция? (В январе активисты во главе с несколькими народными депутатами заблокировали железнодорожное сообщение между Украиной и оккупированными территориями, требуя прекратить торговлю с ОРДЛО. В конце марта один из блокпостов активистов был жестко разогнан силами полиции, а Совет национальной безопасности и обороны принял решение прекратить все экономические отношения Украины с предприятиями, находящимися в так называемых ДНР и ЛНР. - Ред.)

- Я поддерживаю решение СНБО, которое заблокировало экономические отношения с оккупированными территориями.

- А блокадников, начавших этот процесс, вы поддерживаете?

- В душе да, я полностью на их стороне. Кто такие блокадники? Это представители гражданск��го сектора, общественных организаций. Если АТО - это дело всего народа Украины, то, очевидно, гражданское общество имеет право высказать свою точку зрения, даже в такой жесткой форме. Как гражданин, я считаю, что блокадники были правы по сути, но неправы по форме, а государство до момента приостановления торговли с ОРДЛО было право по форме, но неправо по сути. Блокадные протесты сдвинули ситуацию с мертвой точки, и государство в лице СНБО правильно отреагировало.

Ольга Решетилова, 11.05.2017


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей