О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Дикая коллизия

Илья Мильштейн, 09.08.2017
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Рамзан Кадыров тоже выступил против "Матильды".

Это случилось уже давно, два месяца назад без малого, однако письмо на заданную тему обнародовано лишь теперь, и можно только гадать о том, почему от народа так долго его скрывали. О чем гадать незачем, так это о причинах, побудивших чеченского национального лидера обратиться к Мединскому с просьбой исключить ЧР из прокатного удостоверения на показ фильма. Собственно, Рамзан Ахматович и сам их называет: преднамеренное издевательство над чувствами верующих людей, оскорбление их религиозных чувств и унижение человеческого достоинства, а также осквернение святынь и многовековой истории народов России. Причины нельзя не признать вескими.

Ясно также, что после публикации письма из Грозного в известном столичном таблоиде расклад сил на поле боя, где единоборствуют сторонники и противники "Матильды", переменился. Ибо Кадыров - это вам не Поклонская, не темпераментные верующие из движения "Царский крест", грозившие предать огню кинотеатры, и даже не протоиерей Чаплин, суливший России гибель в качестве возмездия за богомерзкий блокбастер. И хотя сам Рамзан Ахматович на днях одернул политолога Павловского, который назвал его "одним из основных претендентов на контрольный пакет" в Кремле, люди знающие едва ли поверили молодому вождю. Разве что по достоинству оценили его личную скромность. Сменит Кадыров Путина или не сменит, место возле трона он занимает весьма заметное.

Сбивчивый тон письма, адресованного министру культуры, тоже не должен никого вводить в заблуждение. Ну да, из текста можно заключить, что одним из главных деяний царя Николая, оклеветанного режиссером Учителем, было создание кавказской "Дикой дивизии", но удивляться не нужно. Кадыров со своими спичрайтерами всегда так пишет: сбивчиво, но искренне. А местная экзотика придает посланиям Рамзана Ахматовича тот неповторимый колорит, который оказывает особое воздействие на читателя. "Дикая дивизия", шайтаны, дворняжки и прочая, как он любит выражаться, риторика с ходу убеждают читателя в том, что глава чеченской администрации взволнован и тема, которую он затрагивает, всерьез его беспокоит.

Куда важнее другое.

До сих пор они выступали врозь. Поклонская со своими оскорбленными верующими, включая Чаплина, и Кадыров с богословами. Крымчанка защищала честь, достоинство и деловую репутацию канонизированного святого, а чеченское начальство, светское и духовное, сулило "возмездие без срока давности" журналистам, посягнувшим на региональные скрепы, и доводилось уже писать о том, как великолепно они друг друга дополняли - неравнодушные граждане в Чечне и остальной России. Теперь, после публикации письма в таблоиде, они пошли единым фронтом.

В столице против Учителя возвышают свои голоса толпы футбольных фанатов. В Крыму зампрокурора Симферополя рассылает по кинотеатрам предостережение с целью сорвать демонстрацию рекламных трейлеров "Матильды". А вот уже и Кадыров, пусть и с опозданием, оповестил соотечественников о том, что пришло время воспитывать молодое поколение в духе уважения к своей истории и поставить на место зарвавшегося кинорежиссера. И если до сих пор история с танцовщицей вызывала скорее смех или недоумение у вовлеченных в скандал и простых зрителей, то отныне с весельем покончено.

Реакция Минкульта на документ, подписанный Рамзаном Ахматовичем, осторожная, разумная, сдержанная. Письмо, говорят, получено, точку зрения Кадырова учтем, он в своем праве. Кстати, схожим образом, подавая пример чиновникам и деятелям культуры, реагировал и президент Путин, когда Учитель просил оградить его от Поклонской. Однако тогда, до появления в тренде бойцов "Дикой дивизии" с их непримиримым отношением к осквернителям святынь, можно было предполагать, что фильм о последнем русском царе непременно выйдет на экраны. Что же касается Поклонской и ее воинства, то им позволено будет протестовать, но в рамках закона, то есть без уголовщины. Вчера ситуация изменилась кардинально.

В лучшем для любителей костюмированных блокбастеров случае кино покажут в столице и некоторых особо толерантных к чувствам нормальных людей регионах, хотя и там не обойдется без молитвенных стояний и прочих акций протеста. А в худшем случае "Матильду" придется показывать на закрытых и полузакрытых просмотрах, подобно кр��мольным нашим и зарубежным фильмам при зрелом социализме, и немалые казенные средства, затраченные на съемки, никогда не удастся окупить. Впрочем, в те баснословные года экономить на идеологии у нас было не принято, и складывается впечатление, что сюжет повторяется. С той лишь малосущественной вроде разницей, что тогда не экономили на иконах Андрея Рублева в фильме Тарковского, а нынче скандальной фигурой становится царь, убитый большевиками и на горе работникам кино причисленный к лику святых. Поскольку и тогда торжествовала цензура, соединенная со щедростью в растранжиривании государственных денег, и теперь может восторжествовать.

Правда, на сей раз по итогам напряженной дискуссии с участием высших руководителей государства и гражданского общества, что все же отличает нынешнюю демократическую эпоху от мрачной авторитарной. Шутка ли, Кадыров и РПЦ против "Матильды", лучшие, талантливейшие деятели культуры за, президент соблюдает нейтралитет, большинству населения царь и нюансы его биографии вообще до фонаря. Уникальные времена переживаем, даже с 1917 годом не сравнишь. Сравнишь отчасти с 1918 годом и поневоле вспомнишь о красном и белом терроре, о судьбе государя и его несчастной страны, почему-то еще о "Дикой дивизии", и тяжко вздохнешь.

Илья Мильштейн, 09.08.2017


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей