О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Президент увяз

Владимир Абаринов, 18.05.2017
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Вот уже четыре месяца Белый Дом находится на осадном положении. В любой момент его сотрудники готовы занять круговую оборону. Особенно тревожны ранние утренние часы, когда их шеф имеет обыкновение писать в твиттер. Эти записи, сделанные языком людоедки Эллочки, ломают повестку дня и насылают на крепость новые полчища агрессивных журналистов. Воображаю, как советники президента спозаранку, еще в пижамах, обмениваются паническими звонками. Сотрудники пресс-службы научились прятаться от прессы и не слышать вопросов. Их тоскливый затравленный взгляд выражает только одно желание: чтобы их поскорее оставили в покое. А шеф предлагает вовсе отменить ежедневные брифинги и отвечать на вопросы в письменном виде.

То он обвинял Обаму в организации прослушки Трамп-башни. То на ходу менял обстоятельства увольнения Джеймса Коми. То угрожал Коми записями их застольной беседы. Все оказалось блефом.

Почему они не принимают его слова на веру? Зачем копаются, выискивают доказательства и подчеркивают несообразности? Ведь он начальник, а граждане страны - подчиненные! Настойчивость журналистов настолько надоела ему, что недавно он прервал на полуслове телеинтервью, когда его в очередной раз спросили о прослушке. Существует ли запись беседы Трампа и Коми за обеденным столом? Если и существует, то противоречит версии президента - иначе он ее уже предал бы огласке.

Директор ФБР, как выясняется, тщательно записывал все свои разговоры с президентом. Это естественно: темы затрагивались острые, и слова президента нуждались в осмыслении. Например, президент спросил, готов ли директор заверить его в своей лояльности. Директор сказал, что обещает ему честность. Через некоторое время президент повторил вопрос и получил точно такой же ответ. "��бещайте мне честную лояльность", - сказал тогда президент. "Вы ее получите", - пообещал директор. Что такое "честная лояльность"? Бог весть, но наверняка собеседники понимали это выражение каждый на свой лад.

Теперь оказалось, что, согласно записям Коми, президент просил его закрыть расследование в отношении Майкла Флинна. "Надеюсь, вы найдете возможность оставить его в покое, - будто бы сказал Трамп. - Он хороший парень". "Согласен, парень хороший", - молвил Коми, но на просьбу отпустить хорошего парня с миром не откликнулся. Такая просьба, даже высказанная в мягкой форме, может быть квалифицирована как препятствование правосудию. В США президенту не положено вмешиваться в расследование и даже комментировать его.

Белый Дом категорически отрицает достоверность этой версии. "Хотя президент неоднократно заявлял, что считает генерала Флинна достойным человеком, который служил нашей стране и защищал ее, президент никогда не просил г-на Коми или кого-либо еще прекратить какое бы то ни было расследование, в том числе расследование в отношении генерала Флинна, - гласит официальное заявление Белого Дома. - Президент питает величайшее уважение к нашим правоприменительным органам и всем расследованиям. Это не правдивое и не точное изложение беседы между президентом и г-ном Коми".

Следующим шагом Джеймса Коми будут показания Конгрессу под присягой. Если юристы президента не найдут способ оградить его от аналогичного допроса, показания под присягой должен будет давать он. Именно так было с Биллом Клинтоном, который в 1998 году был вынужден отвечать на вопросы специального прокурора Кеннета Старра. Именно лжесвидетельство под присягой стало основанием для возбуждения процедуры импичмента.

Президент должен будет предоставить Конгрессу и аудиозаписи, если они у него есть и он их еще не уничтожил. Но если выяснится, что уничтожил, это тоже препятствование правосудию. А что если Коми тоже на всякий случай записывал свои разговоры с президентом на диктофон, как его литературный коллега Войлз из романа Джона Гришэма "Дело о пеликанах"?
- Так, значит, вы просите меня отказаться от этого дела?
Президент наклонился вперед и уставился неистовым взглядом на Войлза.
- Я не прошу, Дентон. Я говорю тебе: оставь это дело в покое, забудь о нем на пару недель, займись чем угодно. Если оно всплывет вновь, закрой глаза. Здесь босс все еще я, помнишь

Все дело в том, что ФБР подчиняется президенту лишь в известной мере. Оно не может начинать и прекращать расследования по президентскому произволу. Для Дональда Трампа это, видимо, неприятный сюрприз. Несговорчивость Коми и стала причиной его отставки. Других причин просто нет. Президент утверждает, что Коми развалил свое ведомство, что подчиненные разуверились в нем, - а исполняющий обязанности директора ФБР Эндрю Маккейб говорит Сенату, что Коми "пользовался и продолжает пользоваться широкой поддержкой в ФБР". Ну как прикажете работать с такими директорами? Где "честная лояльность"?

Возьмем последнюю историю с разведданными, которые он сообщил, не советуясь с разведкой, Сергею Лаврову и Сергею Кисляку. Демонстрируя свою "честную лояльность", юристы правительства тотчас заявили, что президент как главнокомандующий имеет право рассекречивать любую информацию по своему усмотрению, а должностные лица администрации - что президент "не разгласил источники и методы" разведки. Да разве дело только в том, что имеет право?

Полезно вспомнить, за что он грозился упрятать в тюрьму Хиллари. За то, что она могла пересылать сокретную информацию через незащищенный сервер и таким образом теоретически могла разгласить гостайну. На этом основании он говорил, что она не годится в президенты, что ее место за решеткой. А он разглашает и годится!

Бывают ситуации, когда обмен разведданными необходим и целесообразен. Но Дональд Трамп сделал это исключительно д��я красного словца, дабы блеснуть своей осведомленностью, - из "гуманитарных", как он выражается соображений. Он не думал о последствиях, потому что вряд ли способен самостоятельно представить себе эти последствия. Россия отнюдь не союзник США, даже в борьбе с терроризмом. Разведданные, о которых идет речь, Вашинтону передал, как теперь известно, Израиль. Вряд ли он будет в восторге, если Москва поделится этой информацией со своим союзником Ираном. А почему бы России этого не сделать? Ведь президент США эти сведения "рассекретил", их теперь можно хоть в газетах печатать.

Отдельная тема - реакция Владимира Путина. "Мы видим, что в Соединенных Штатах развивается политическая шизофрения", - сказал он и подбросил дровишек в эту шизофрению - выразил готовность предоставить Конгрессу запись беседы Трампа и Лаврова, сделанную мидовским чиновником, - "конечно, в том случае, если американская администрация этого захочет".

Это мастерский троллинг. Если администрация захочет, лучшие прокремлевские драматурги сочинят такую запись, что Конгресс ахнет от художественного впечатления.

Дональд Трамп тоже тролль, но начинающий. Вполне возможно, что его импульсивная манера общения с публикой - это не столько личный стиль, сколько сознательная ставка на забалтывание любых проблем. Отсутствие опыта то и дело ставит его в неловкое положение. Но он не знает, что такое чувство неловкости. Мы рассуждаем в обычной, общепринятой логике, а президент Трамп имеет свою, особенную. В ней нет места понятиям морали, чести и личного достоинства, не бывает негативного пиара, а памяти хватает только на пять минут. Его совершенно не смущают обвинения во вранье - все врут, а мне нельзя, что ли? Он уверен, что, подписывая за указом указ, он не покладая рук трудится на благо народа, и искренне не понимает, почему его за это не превозносят до небес.

Владимир Абаринов, 18.05.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей